«Шкурный вопрос» обсудили на форуме «Современный рынок меха: вызовы времени и окна возможностей»

Мероприятие прошло в рамках первого дня Российской недели текстильной и легкой промышленности 2021 в экспоцентре.


Несмотря на пандемию, продолжающийся спад покупательской способности, рост курса валют, проблемы налогообложения и таможенного регулирования, пушно-меховую отрасль хоронить рано. Более того - Россия впервые за последние тридцать лет получила шанс вернуть утраченные на мировом рынке пушнины позиции. Об этом и многом другом говорили участники круглого стола «Современный рынок меха: вызовы времени и окна возможностей», прошедшего в рамках Российской недели текстильной и лёгкой промышленности.

До круглого стола состоялся показ меховых коллекций, в котором участвовали «Русский мех», дизайн-центр Astel, АО «СОЮЗПУШНИНА», организованный СОЮЗЛЕГПРОМ, ГК «АКСЕССУАР ФУР». Во время показа впервые были представлены также модели, созданные российскими студентами из натурального меха и кожи. По словам Виктора Константинопольского, учредителя группы компаний «Аксессуар Фур», это для них – уникальная возможность в новейшей истории отрасли поработать с высококлассными меховыми и кожаными лотами. «Бюджеты у студентов и молодых авторов всегда или очень ограничены, или отсутствуют вовсе, - согласилась Виктория Константинопольская, генеральный директор ООО «Русский мех». – Но им критически важно и работать с хорошими материалами, и выставляться – без этого у отрасли просто нет будущего. Неудивительно, что наш, по сути, волонтёрский проект был горячо встречен студентами и молодыми дизайнерами, многие из которых вообще впервые работали с цельными шкурками и кожами, а не кусочками».

О важности работы со студентами рассказал и Kadir KILIC, член правления турецкой ассоциации KSIAD: меховщики в Турции поддерживают не только турецких студентов профильных вузов, но и российских, казахских и белорусских. «Как убедить молодых людей снова покупать мех? – размышляет, в свою очередь, Лазарос Савидис, генеральный секретарь Kastorian FurAssociation ‘ProphetElias’. – Нам кажется, что только вовлекая молодых же людей в меховую индустрию».

Однако, в 2020 году в России было произведено всего лишь 1, 2 млн шкурок норки. По словам Ирины Крутиковой,дизайнера, академика Российской академии художеств, заслуженного художника России, лауреата Государственной премии Российской Федерации, это – мизер для страны, которая была на первом месте в меховой отрасли даже во время войны. «В 1924 году, когда при МИДе был создан отдел экспорта, первыми товарами, которые стали продаваться в другие страны, стали мех и нефть, - напомнила Ирина Крутикова. – Вот нефть осталась, а мех, наше национальное достояние, гордость – ушёл. При СССР наши фабрики получали признание во всём мире за качество, дизайн. Продажа меха не останавливалась даже во время войны – в самый её разгар, в 1941-43 гг мы продавали шкурки серебристо-чёрной и платиновой лисицы, и спасали страну. Сейчас же, когда я вывожу в другие страны коллекции, иностранцы не верят, что это сделано в России. Как? У вас? В России? Что-то шьют? Это неудивительно – мы с девяностых покупаем большую часть шкурок и готовой продукции за рубежом, а проблем меховой отрасли для страны как бы не существует. В том числе, для ритейлеров: если у иностранных производителей они готовы брать товар по всем правилам, то у российских – только под реализацию».

На российский рынок влияет и фактор исчезновения преемственности и институтов с возможностью получения фундаментального образования. В итоге звероводы, скорняки и технологи передают знания и мастерство исключительно из рук в руки. Между тем, по словам Ирины Крутиковой, отрасли жизненно необходимы ассоциации по профессиям (звероводов, конструкторов, скорняков, технологов) с возможностью обмена знаниями и мнениями в режиме реального времени.



Всё это следует шить

По словам Владимира Бозова, генерального директора зверохозяйства «Мермерины», в этом году основное стадо норки составило 306 тысяч голов – это гарантирует примерно 1,4 млн шкурок к осени-зиме 2021 года. Норку в России сегодня разводят в 28 хозяйствах в 16 регионах, соболя – в 13 хозяйствах в 10 регионах. Поголовье последнего – 56 тысяч особей, что даст в сезон около 100 тысяч шкурок. Лисицу разводят 12 хозяйств в 10 регионах; шкурок же от 11 тысяч голов ожидается не более 40 тысяч. Песца – ещё меньше, и совсем немного – енотовидной собаки и хоря, которых предлагают всего три российских хозяйства.

На первом месте по поголовью традиционно Тверская область, затем – Калининградская, остальные места делят другие регионы страны. «В 2020 году из 1,2 млн шкурок норки примерно 350-400 тысяч на внутренний рынок не попали, - указал Владимир Бозов. – Внутренний рынок, несмотря на понятный спад его активности, будет испытывать определённый дефицит пушнины. Как он будет восполняться, совершенно очевидно – закупками за рубежом».

С последним, правда, тоже всё сложнее: во-первых, упал курс рубля, во-вторых – покупательская способность, в-третьих – крупнейший производитель норки, Дания, уничтожил всё своё поголовье, и отрасль лишилась лучших лотов на рынке. В проекте – запрет звероводства в Нидерландах, Норвегии и Польше; Австрия и Португалия выступают вообще за полный запрет звероводства на территории ЕС. «Такого, как было раньше – когда мы всем миром делали 90 миллионов шкурок в год – конечно, уже не будет, - резюмировал Владимир Бозов. – Не будет и такого мирового спроса. Но Россия – северная страна, у нас всегда будет спрос, поэтому сейчас нужно думать, как развивать и модернизировать отечественное звероводство».

Однако пока лишь небольшая часть российских хозяйств занялись модернизацией, улучшили племенное поголовье. «Но ведь именно сейчас, когда цена на пушнину растёт, нужно воспользоваться шансом, и вкладываться в новейшие технологии и специалистов», - убеждён эксперт.


Русское, народное

Ещё одна проблема российских меховщиков – неумение выстроить коммуникацию как с миром fashion, так и с конечными клиентами. «Меховщики живут как бы в параллельной к дизайну и fashion реальности, - пояснил Эмиль Шабаев, дизайнер. – В Европе, конечно, свои сложности – там из-за движений общественных организаций и выхода меха из моды упали несколько торговых домов с мировым именем. Это, разумеется, отразилось на всей индустрии. Но со временем выяснилось другое: люди, несмотря ни на что, хотят покупать красоту – из каракульчи, соболя, норки, зайца ли, неважно. Так что мы, например, давно продаём красоту, а не собственно дорогой мех. В 2019 году, когда открывали магазин во Франции, я думал: а что мы покажем в стране, которую ничем нельзя удивить? Оказалось, можно – и не столько нашим русским соболем, интерес к которому был понятен и ожидаем, но и дизайном. В итоге только 20 % наших клиентов во Франции были русскоговорящими, а 80 % - иностранцами, хотя мы и наша мода, повторюсь, для них никто, чистый лист».

Сейчас русский мех, по словам Эмиля Шабаева, нужен всем: дизайнеры в Москве, Петербурге и других городах очень хотят закупать побольше именно продукции отечественных хозяйств, но это далеко не всегда возможно, в том числе, из-за высокой стоимости сырья. «У меня нет в этой связи никакой волшебной таблетки для дизайнеров и меховщиков, - констатировал г-н Шабаев. – Только совет: вдохновляться модой, красотой, и постоянно актуализировать коллекции для клиента, который становится всё моложе. Рынку нужна не только высокая мода, но и одежда в более низких ценовых сегментах для молодых покупателей. Сделайте массовые красивые шубы, дайте рынку актуальный по дизайну продукт – не в Москве, на дорогой аренде и зарплатах, а в регионах».

Дмитрий Ларионов, бизнес-менеджер по Восточной Европе Международного пушно-мехового аукциона SAGA FURS согласился: для меховщиков жизненно необходимо сегодня на всех этапах работать «в связке» с дизайнерами и миром fashion в целом. «Наш творческий центр, например, сам задаёт тренды, приглашает на показы, передаёт опыт, - рассказал г-н Ларионов. – Мы делимся всеми своими ноу-хау, и в итоге видим, например, уникальные коллекции от русских дизайнеров из финского арктического енота».

Начинать такую работу, по его словам, нужно со студенческой скамьи – аукцион тесно сотрудничает с профильными институтами Омска, Петербурга и Москвы, и многие бывшие студенты сразу после получения дипломов приходят на работу к меховщикам.

Налоговое время

Свои давние и пока неразрешимые проблемы у отрасли есть и с таможенным регулированием, но особенно – с налогообложением и НДС. По словам Владимира Бозова, представители отрасли давно обивают властные пороги с тем, чтобы лимит для перехода к НДС в индустрии повысился до 400 млн (сейчас – 100 млн, с 2022 года – 60 млн), но пока безуспешно. «Проблема с НДС общая, - согласился Павел Голота, заместитель генерального директора АО «Союзпушнина». – То, что отрасль сейчас на разной системе налогообложения, создаёт проблемы и звероводам, и покупателям. Последние, входя в зал, сразу спрашивают не о качестве меха, а о том, где у вас товар без НДС».

На этом фоне Олег Осипов,представитель Ассоциации кожевенно-обувных и пушно-меховых предприятий Узбекистана «Узчармсаноат», поделился опытом своей страны, которая сейчас реализует масштабный государственный проект восстановления и развития каракулеводства с созданием соответствующих кластеров. Государством же предоставляются в аренду пастбища, налоговые и таможенные льготы, отработан и механизм по возмещению НДС.

В России, кроме того, нужна и централизованная круглогодичная площадка для реализации пушнины, где мех можно было бы купить в любое время и без аукционов. «Пандемический год перестроил многие процессы на рынке, - напомнил Павел Голота. – Аукционы перешли в онлайн, хотя ещё совсем недавно представить это в ситуации с мехом – товаром, который нужно смотреть, держать в руках – было невозможно. Но оказалось, что такая форма почти ничем не уступает обычным торгам. Более того, она дала возможность выйти на аукционы напрямую конечным покупателям без брокеров».

Однако, в будущее пока отрасль смотрит пока с весьма осторожным оптимизмом, полагает Алексей Плеханов, генеральный директор ООО «Русьпушнина», напомнивший любимую поговорку меховщиков: чем лучше зима, тем хуже дела в экономике. «И вот эта великолепная нынешняя зима действительно совпала с жуткой экономикой, - резюмировал эксперт. – Поменялся рынок, покупатель, люди откладывали покупки. При этом, мы видели, как в других странах раздавались вертолётные деньги, и к меховщикам приходили их осваивать: дайте всё, что есть и сегодня, завтра будет поздно. В России этого, разумеется, не было».

Ещё одна с каждым сезоном усугубляющаяся проблема – с промысловой пушниной. Сложное законодательство и документооборот в России привели к тому, что стоимость легализации шкурки для охотника теперь выше её добычи. В итоге на аукционах исчезла белка, подобная проблема ожидается и с промысловым соболем, прогнозирует Алексей Плеханов.

Получите дивиденды

Оборот пушно-меховых товаров в России в 2020 году снизился на 35-40 %, однако уровень четвёртого квартала не уступал уровню соответствующего периода прошлого года. Январь также был удачным для российских меховщиков, и слухи об окончании эры пушно-меховой индустрии сильно преувеличены, констатировал Сергей Столбов,президент Российского пушно-мехового союза. Несмотря на пандемию и коронакризис, мех востребован во всём мире, оборот пушно-меховых товаров в прошлом году составил $ 24 млрд. В свою очередь, за Россией и Китаем в 2020-м окончательно закрепился статус основных драйверов отрасли. «При этом, в России, когда меховщики просили государство причислить себя к пострадавшим отраслям, все делали круглые глаза: мех – и пострадавшие? – вздыхает эксперт. – Нам, разумеется, мешает не только это, но, например, и тот факт, что последние двадцать лет ритейлерами проводилась целенаправленная политика по превращению товаров из натурального меха в продукцию массового повседневного спроса. Эта массовость принесла рынку и более низкое качество, и соответствующую репутацию – мех, по сути, начали штамповать, как китайскую электронику на конвейере. Я был недавно в Петербурге в некоторых магазинах, и не поверил, что всё это можно продавать в 2021 году и за такие деньги. Сделано в Греции, Китае, но маркировано, разумеется, как Россия. Сегодня пришла пора вернуть русскому меху статус высококачественного, экологически чистого, возобновляемого ресурса, гораздо менее вредного для окружающей среды и здоровья человека, чем искусственный».

Сможет ли Россия отвоевать обратно статус законодателя и первой страны в меховой индустрии, будет зависеть от целого ряда факторов. На решающую битву на мировом рынке, по словам Сергей Столбова, у русских меховщиков есть 4-5 лет, когда ситуация в отрасли будет особенно благоприятствовать нашим звероводам и ритейлерам. «В девяностые годы датчане и китайцы заняли наш рынок, сегодня Россия по-прежнему на 80 % зависит в меховой отрасли от импорта, - поделился с залом эксперт. – По маркировке у нас – 65 % «сделано в России», но по факту – не более 20 %. И вот сегодня, повторюсь, у нас есть уникальный шанс занять и свои, и иностранные рынки, вернуть, так сказать, должок за девяностые годы. Весь мир должен привыкнуть к тому, что «сделано в России» - синоним безупречного качества».

Кроме того, по словам Kadir Kilic, со временем из стран, где торговля мехом и звероводство будут запрещены, в Россию, Турцию и Китай будут приезжать «шубные» туристы. «Тренды в меховой индустрии сдвигаются с запада на восток, - резюмировал г-н Kilic. – Ну и главное: пока есть на свете женщины, будут и мех, и украшения, и торговля ими».







Просмотров: 6Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

   Журнал "FASHION Fur & Leather"

109153 г. Москва,

2 Люберецкий пр-д, 14

  +7 (906) 75-75-676

modafur@modafur.com

www.modafur.com

Материалы сайта являются интеллектуальной собственностью правообладателя ресурса, Перепечатка без ссылки и письменного согласия редакции запрещена.